Про Хеллоуин и Отца Прометея

Хеллоуин, говорите, забанить? Погодите, погодите, расскажу я кое-что. всвязи.

Давным-давно одного молодого и восторженного батюшку, цитирующего Иоанна Златоуста абзацами, один владыка назначил служить на кладбище. Юноша этот, как Прометей из советского мультика, хотел помочь людям, принести им свет Христовой истины. А владыка, как Зевс, ну или как там его, приковал этого юношу к приходу на кладбище. «Что же это вообще за батюшка, если он человека отпеть толком не умеет?» - Так говаривал владыка, сильно припадая на "о" и на "я" одновременно. И стал батюшка на кладбище служить. Годами никого не крестил, ни одной пары не венчал, только отпевал покойников. «Кормильцев», как их примиряюще называл владыка, а батюшкин вострый на язык друг называл их «прихожанами в деревянных френчах». 

В бойкий день на кладбище могло быть и три отпевания. Люди умирали очень разные. Например, какой-то военный, генерал, ордена на атласных подушечках, волчий вой молодой жены, ружейные залпы, салют (нет, это не шутка и не метафора), тьма венков и угловатые речи коллег. Но таких мало было. В основном умирали мужчины до пятидесяти лет, с диагнозом «сердечная недостаточность», то есть от водки умирали. Батюшке нужно было перед отпеванием обязательно посмотреть свидетельство о смерти, чтоб не отпевать самоубийц. Ну хотя бы явных. Потому что спаливших себя алкоголем щадил он. А больше их родню, конечно.

Подробнее...

На поводке у ангела

Бульдог ребёнка караулит:

степенно ходит взад-вперёд,

а если кто чужой войдёт,

Летит ему под ноги пулей,

И страшный подымает лай - 

Коснуться мол, не помышляй!

Ребёнок безмятежно смотрит

На всех, входящих в коридор.

И ничего не выражает 

Его спокойный, светлый взор-

Он глух и лай ему не слышен,

Он погружён всегда в себя,

Его как будто не колышет 

Собачья шумная возня.

Но псина все ему прощает

И верность преданно хранит. 

Как будто точно понимает,

Что у ребёночка болит. 

Как будто ведает собачка,

Что в справках пишут доктора,

И так волнуется с утра,

Когда он почему- то плачет. 

Малыш на улице в коляске- 

Осенний лист в его руке,

Собачка рядышком гуляет

У ангела на поводке...

Червь сомненья

Под утро мне приснился червь сомненья.
Червяк обычный, кольчатый червяк.
Его б на удочку и кончены мученья!
Но не поймать гаденыша никак. 
Такой увертливый, меж пальцами скользящий
Легко в ладонь сквозь кожу проникал,
Бежал с ним к сердцу ужас леденящий
И разум остроту свою терял.
До обморока страшно это было,
Так страшно, как бывает лишь во сне,
Червяк же наливался новой силой,
Неверье полное уже грозило мне.
Бежала я в аптеку за лекарством,
Молила докторов меня спасти,
Но на людях, исполнившись коварства,
Червь прятался, да так что не найти.
Хочу сказать «О, Господи, помилуй!»
К гортани липнет грешный мой язык, 
Но я сквозь муку и собрав все силы,
Кричу «Господь!» и слышит Он мои крик.
Сомнения сгорают - лишь пылинки
От них остались в солнечном луче,
Шутник ты, все же, крошка Вилли-Винки!
В своём дурацком сказочном плаще.

Преображение

Преобразуя в цель любое средство,

Благословив беспамятное детство,

(Чего бы никогда не смог Сизиф)

И чтоб пришлось земле Преображенье в пору,

Оставив сад, Он поднялся на гору, 

Рельеф в метафору преобразив.

Спаситель, хорошо нам здесь с тобою,

Давай мы кущи на горе построим,

Тебе и Моисею и Илье..

И почему Он нам не отвечает?

Земные кущи вечность не вмещают-

В другом Господь нуждается жилье.

Рай в шалаше не сможет уместится.

Не сможет с тлением земным ужиться,

Не сможет просыпаться по часам,

Стареть не сможет, умирать не сможет..

Ему не позволяет чин и сан

Быть уязвимым, жалким и несложным.

За свет Фаворский взяться, 

Как за нить

И в испытаниях его хранить,

Из рук и сердца не на миг не выпускать,

И вплоть до Воскресения - молчать.

Чтоб впечатления не расточить в словах,

Чужим сомненьем чтоб не заразится,

Чтоб навсегда Он смог преобразится

Своею смертью нашу смерть поправ.

2014г

Если крест становился слишком тяжёл

Если крест становился слишком тяжёл, 

Он думал о маме и легче шёл, 

Он думал о чуде так горячо, 

что древесина ласкала плечо. 

И кажется нам, вот сплошная жуть, 

из мук бесконечных сей крестный путь, 

и солнце ярилось над ним, паля, 

и жгла его ступни злая земля. 

И веяла злоба людей у лица, 

а Он просто шёл и дошёл до конца.

Про кучу малу

Из чего же, из чего же, из чего же..

Вроде бы это понятно...

В беспорядке, начиная от прихожей, 

Взгромоздили живописно ребята:

Клюшки, гетры, лего и книжки,

Корм для свинки, крыски и мышки,

Сами зверюшки в клетках и банках,

Удочки самого разного ранга,

Игры настольные, кисточки, краски,

Велосипедные шлемы и каски,

Чёрный паук, управляемый пультом,

И от нерфа горками пульки.

Сами нерфы разных калибров,

Их описать можно только верлибром,

Надо ли мне в этом всем разбираться,

Или в восторге сидеть, любоваться..

Это же эпос и счастье без меры,

Перечень больше достойный Гомера..

Может все это- высший порядок, 

И нарушать его грех и не надо..

Чтобы остались мальчишки собою

Пусть все останется кучей - малою.

Да, да, да!

Прошёл выходной и настал понедельник

Прошёл выходной и настал понедельник.

Мы с Сёмой в квартире остались одни.

И я в тишине, как какой-то отшельник, 

Скучаю и думаю, как там они?

Мне их остаются рисунки смешные,

Повсюду их жизни родные следы..

Они уже стали такие большие,

И это ещё половина беды.

Они от меня уходить будут дальше- 

Их жизнь отнимает у всех матерей..

С косичками девочка, рыженький мальчик-

Вдруг как-то стремительно стали взрослей. 

Я сяду и буду смотреть в беспорядок,

Как смотрит учёный-геолог в раскоп.

Я стала мала им, как брюки и шапки,

Потеряна, как одинокий носок.

Конечно, все правильно, как же иначе?

Зато мне доступен представьте, покой..

Но если вздохнёт кто-то рядом, заплачет,

Я буду искать погремушку рукой.

Кубик Рубика жизни моей

 

Перед сном ещё покручу немного

Сторона радостей, плоскость скорбей-

Я никогда не просила Бога

Чтобы было так сложно его собирать.

Хотелось просто чуть-чуть поиграть..

Можно, конечно, на хитрость пойти-

разбить на куски, винтик открутить.

Или найти алгоритм в интернете, 

Что мне спрашивалка ответит?

Интернет говорит про проблему мою:

Адаму кубик вручил в раю

Господь, синтезировав пластик из пыли.

Чтобы с Евой вместе они крутили,

Думали, складывали бока..

И все получилось бы наверняка.

Но змей с отверткой проник в Эдем.

Он Еве сказал, не надо совсем

Над головоломкой так долго мучится -

Разбей этот кубик и все получится!

Адам и Ева были, как дети,

Думали - Господь ничего не заметит.

Разобрали кубик, снова сложили

Пластик, созданный Богом из пыли. 

Но Господь всеведущ, он сразу узнал,

Что Адам нечестно кубик собрал.

Зря все на Еву валил Адам.

Господь их отправил за читерство в бан.

С тех пор над людьми тяготеет проклятье -

Потому никак не могу собрать я

Головоломку жизни моей.

И на грани счастья - пятна скорбей.

Про "семейное рабство"

Самый обидный разговор в моей жизни состоялся двадцать лет назад, у папы на даче. Папа тогда был орёл и коршун, женился на молодой и все такое. 

А мы у него нашли себе политическое убежище. Он удивительно любящий дедушка, это его проблема по жизни, потому что когда молодая жена вдруг вынуждена стать бабушкой - это все неимоверно усложняет. 

Папа мой, спаси его Христос, был в восторге от того, что стал дедушкой. Он прямо-таки искрил счастьем, и я смотрела на него, как смотрят на фейерверк девятого мая. Всполохи в ночном небе уничтожают всякие сомнения. Ты сразу, как маленький, кричишь «Ура!!» и прыгаешь на одной ножке.

Подробнее...

Чтоб в храме было красиво

Чтоб в храме было красиво 

Несут со своих огородов

Цветы прихожанки наши.

Гладиолус, лиловый, как слива,

Крайне редкой породы.

Соцветья - резные чаши.

И флоксы приносят простые - 

Чем богаты, тем, Господи, рады. 

Темно - розовые, густые,

Подарки из летнего сада.

А кто - то сорвал астры, 

И принёс их к утренней службе,

Потому что цветы - прекрасны,

Значит это кому - нибудь нужно.

Последним подарен был Богу

Уж совсем цветок необычный

Я не знаю, как он называется, 

Но выглядит просто отлично.

И цветы от разных хозяек в чудесный букет сложились -

Как ладан, благоухали,

Пока мы в месте молились.

Я подумала - наши молитвы,

Как цветы, что собрали мы где - то,

В храме нашем, сплетаясь стеблями

Складываются в букеты.